Email
Saramart WW

«Мой шрам — символ мужества»: история девушки, которой в 25 лет диагностировали рак

Я прошла все стадии принятия своего диагноза

Надежда, 33 года, директор в сфере продаж

В 12 лет я хотела казаться взрослой и носила обувь на танкетке. Однажды произошел несчастный случай — я вывихнула левую ногу. С тех пор я периодически испытывала боль в стопе. Врачи ставили разные диагнозы — от пяточной шпоры до перелома, но причину так и не нашли. Я жила с этой болью много лет. Она мешала мне ходить, особенно на большие расстояния, но со временем я привыкла к этому. 

Мне было 23 года, когда во время тренировки я испытала особенно сильную боль. Боль усиливалась с каждым днем, и однажды, проснувшись, я поняла, что дальше так продолжаться не может.

Сначала я лечила себя сама. Из всех поставленных мне диагнозов выбрала самый простой — «пяточная шпора». Прошла процедуру ударно-волновой терапии, однако после нее боль стала нестерпимой. Только после этого я обратилась к врачам. Мне сделали МРТ, обнаружили опухоль и провели трепанобиопсию.

В онкологическом институте имени Герцена меня обнадежили — образование доброкачественное, его нужно просто удалить

После операции мне казалось, что в жизни все прекрасно. Результаты гистологии должны были прийти позднее. А пока я прыгала на костылях, ездила на работу и ждала, когда заживет нога и я перестану хромать. Когда я все же приехала за результатом, то испытала шок. Опухоль оказалась злокачественной.

Отрицание

Я прошла все стадии принятия своего диагноза. Сначала — отрицание. Я была уверена, что врачи ошиблись, и отправилась на обследование в НИМЦ онкологии имени Блохина. Там мне подтвердили диагноз и направили на лучевую терапию. После нее я в течение двух лет постоянно приезжала туда на обследование. Казалось, что болезнь отступила, но через два года произошел рецидив.

Bilet.club

Гнев

У меня наступила вторая стадия — гнев. Я не понимала, почему это со мной происходит, как получилось, что болезнь вернулась. Я не хотела лечиться, боялась химиотерапии. Видела много фильмов, где человек после «химии» теряет волосы, страдает и медленно угасает. Мне было очень страшно, я кричала, что не хочу быть «овощем», хочу уехать на остров и там умереть.

Торг

Потом наступила стадия торга. Я поехала на обследование в Израиль. Надеялась, что есть другие чудо-рецепты. Но, к сожалению, их не оказалось. Мне объяснили, что иного пути нет. А если я откажусь от лечения, то буду умирать долго и мучительно.

Стадию депрессии я не помню. Возможно, ее не было. Я изучала свой диагноз, читала книгу Елены Татаркиной «#Ракдурак». Это история девушки, которая проходила лечение от злокачественной лимфомы. Книга так меня воодушевила, что я прочла ее несколько раз и, наконец, приняла свою ситуацию.

Во время лечения я старалась не унывать. На следующий день после первой «химии» уехала в Москву, после второй — записалась на наращивание ресниц. С каждым разом химиотерапия переносилась все тяжелее, но я держалась. Потом была операция, мне удалили опухоль.

Затем — пара дней боли, которая снималась лекарствами, а через несколько суток меня выписали

Я опять ходила на работу, ездила за рулем. У меня было развлечение — наблюдать за реакцией мужчин на заправке, когда я выходила из машины на костылях. Чувствовала себя нормально — никаких душераздирающих ощущений, только небольшой дискомфорт.

Рана на ноге очень плохо заживала. Сказались последствия облучения. Пришлось опять ложиться на операцию — делать пересадку тканей. Результат получился не очень эстетичным, остался большой, заметный шрам. У меня был шок — четыре дня я не могла ни есть, ни пить. Было морально тяжело принять, как выглядит теперь моя нога. Хотела свести шрам лазером или сделать татуировку.

Принятие

Потом я поняла, что мне надо радоваться. Я жива, врачи сохранили мне ногу, функциональность стопы. Я могу ходить, бегать, заниматься спортом. Шрам на ноге — это символ мужества. Знак того, что я все это пережила. Никто из окружающих не воспринимал его как какой-то мой дефект. Даже парни, которые знакомились со мной на пляже.

Лечение закончилось в 2018 году, уже пять лет я в ремиссии. Я продолжаю наблюдаться у врачей, и у меня все отлично. Вернулась в спортзал, чтобы поддерживать форму. Многие даже не верят, что у меня такая непростая биография.

Мечтайте и ставьте цели!

Хочу дать совет людям в трудной жизненной ситуации — мечтайте и ставьте цели. Думайте о том, как классно будет жить, когда все закончится. Занимайтесь любимым делом, ведите обычный образ жизни. Визуализируйте свои мечты, и они станут реальностью. Если есть хотя бы один шанс из тысячи, кто сказал, что его нельзя использовать?

Своей историей Надежда поделилась и для проекта «Онконавигатор».

Инклюзивный проект Everland вместе с ведущими онкологами запустили 40 дорожных карт по 40 видам рака, чтобы поддержать информационно онкопациентов и их близких.

На сайте проекта вы найдете информацию о современных методах диагностики и лечения онкозаболеваний, список врачей, к которым можно обратиться за консультацией, и истории пациентов, которые успешно справились с болезнью. 

Источник

OneClickMoney [CPS] RU

Рекомендованные статьи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *